Интервью с Денисом Павлюченко


Сегодня у нас в гостях Денис, основатель кафе «ВОКАМ», и поговорим, в основном, о бизнесе. Думаю, эта тема будет интересна, особенно, начинающим предпринимателям.





Если формат подкаста не очень вам подходит, то мы специально подготовили текстовый формат интервью. 
Приятного прослушивания/чтения!

–  Денис, с чего ты начал свой бизнес? И кем ты, вообще, изначально работал?

–  До открытия «ВОКАМ» я работал менеджером по продажам сантехнического оборудования в Москве. Зарплата, соответсвенно, тоже была менеджерской.  У меня не было доли в бизнесе, но была доля в принятии решений, по крайней мере, мне так сказали. Но на практике мне показалось, что это не так, и меня не особенно слушали.


– Решения были связаны с поднятием зарплаты, например?  

–  Нет. К примеру, я предлагал пути развития, говорил, что стоит сделать так, так и так. Все говорили «ага» и делали по-другому. Но когда они понимали, что нужно было прислушаться, становилось уже поздно. То есть, начальство говорило: «Да, Денис, давай сделаем так, как ты сказал», но этот путь решения был уже неактуален. Этот шаг мы пропустили, и нужно двигаться в другом направлении. И поэтому я подумал, что пора делать что-то самому, ну, или хотя бы попытаться. 


–  Получается, что ты был таким московским работягой, каждодневный 442 автобус и электрички?

–  Не, я на машине ездил. 


–  Тогда, это уже серьезно! И как ты пришел именно к фуд-бизнесу? Где-то увидел что-то интересное? 

–  Мне всегда очень нравился формат «Теремка», где делали блины еще в вагончиках, когда это было разрешено. Я увидел и понял, как это круто, очень понравилась технологичность. И я тоже захотел сделать что-то такое, с блинами. 


– То есть, ты хотел открыть вагончик, а не кафе? 

–  Да, это было за несколько лет до того, чтобы даже задуматься про лапшу. Хотел назвать «Блин-ам». Но когда начали погружаться в эту сферу, понял, что очень много нюансов, с которыми мне бы никто не помог. Например, нельзя использовать яйца, нужно их мыть, поэтому нужен специальный цех. Поэтому я не мог организовать просто вагончик, только если фабрику-кухню. 


– И, по итогу, ты пошел в лапшу. По какой причине? 

–  Мы с женой гуляли по Парку Горького и увидели большую очередь в лапшичную. Отстояли эту очередь, попробовали лапшу, и нам очень понравилось. Цена тоже понравилась. Поэтому я изучил все, что связано с лапшой-вок: история успеха, кто создал, как готовить. И тогда у меня в голосе начал складываться бизнес-план. 


– Для себя или для банка составлял? 

–  Для себя, конечно. Потом к нам приехал человек, который покупал у нас оборудование, спросил чем это я там занимаюсь. Я сказал, что собираюсь открывать лапшу, но негде взять денег. Он спросил, а что именно я хочу, и как это будет выглядеть. Объяснил ему в двух словах, что хочу открыть точку, протестировать технологию. А после открыть уже фабрику-кухню и 3-4 точки. В итоге, этот человек съездил в Парк Горького, поел лапши и сказал, что идея классная. 


– То есть, получается, что ты хотел открыть сеть, но почему-то открыл лапшичную в здании «Сказки». Почему?

– Потому что, когда этот человек съездил в лапшичную в Парке Горького, через неделю он предложил свое участие в открытии. На условиях его инвестиций и моем управлении мы договорились. Разговор был о том, что до тех пор, пока не понадобится крупная сумма денег, я использую свои средства.  У меня были накоплены некоторые деньги, плюс я еще занял немного и вложил все это в разработку меню, логотипа, интерьера, технологии. 


– Как ты пришел к рецептуре?

–  Я начал искать повара, который смог бы разработать меню. Китайцы требовали просто огромных денег, которых у меня не было. Я вышел из ситуации следующим образом: нашел Вконтакте девушку, которая занимается переводами с китайского языка, попросил ее найти повара, который мог бы сделать меню, но она сказала, что этим не занимается. Через некоторое время она написала мне и сказала, что прилетает китайский повар, который готов помочь мне не за такие большие деньги, в районе 100-200 тысяч. Мы встретились, я рассказал ему, что мне нужно.  У него был очень крутой подход, он все мне расписал, но готовили мы просто в ужасных условиях, на какой-то кухне в подвале. 


– И после этого ты пошел к инвестору за деньгами? 

–  Нет, у нас был договор на помещение в оранжевом здании, которое рядом с озером, куда еще должны были перенести «Фитнес Он». Мне говорили, что еще буквально 2-3 месяца, и здание будет достроено, и мы там сможем открыться. Есть даже план интерьера помещения. Мы даже думали, что нам не придется открывать фабрику-кухню для других точек, потому что это помещение позволяло делать заготовки. Соответсвенно, я заплатил за дизайн-проект, мне сказали, что отрываемся буквально через неделю, я оплатил все необходимое оборудование, мебель, торопил всех. Встретился с инвестором, сказал, что все готово, нужно начать делать, но он отказался. Круто, конечно. 


–  И как ты стал выкручиваться из этой ситуации?

–  Понял, что у меня есть два варианта: оставить все наработанное и отдать долги, либо пытаться открыться одному. Выбрал второе и нашел помещение в «Сказке», снова занял денег у хороших друзей. Увидел состояние кухни, решил, что нужно немного переделать и сделать только доставку. 





– Как ты там готовил? Сам или нанимал повара? 

–  Я взял двух поваров. Пригласил технологов из Москвы, которые их обучили, заплатил немало денег. Ребят обучили за два дня. Вообще, суть была в том, что можно обучить кого угодно, даже дворника. Концепция Макдоналдса: неважно, кто ты, тебя можно научить. Я и сам эту лапшу сейчас могу приготовить. 


–  Компоненты в городе закупал или куда-то ездил?

–  Ездил. По неопытности не делал общий заказ, а вставал часов в пять и закупал продукты в Москве, чтобы к 12 дня они уже были в лапшичной. 


 –  У тебя раньше был еще бабл-ти, который ты заменил пивом. Почему так получилось? 

–  Изначально я говорил всем инвесторам, что не хочу продавать алкоголь. Но это стало вынужденной мерой, потому что продажи начали падать. Лапша, к сожалению, не заходила, тренд прошел. 


–  Когда ты начал продавать лапшу, основной процент приходился на то, что люди приходили и заказывали или на доставку? 

–  На доставку, конечно. Я, вообще, не думал, что люди будут приходить и есть внутри, там все-таки был спортбар. Но потом у меня не оказалось выбора, и те, кто знал, начали приходить часто. Знакомые покупали пиво внизу, в «Сказке», и приходили ко мне. 


–  И потом ты перешел на темную сторону?

– Да, я понял, что тоже нужно продавать пиво, и начал этот вопрос изучать. Тем более, я работал в ноль, когда продавал только лапшу. Вроде, вот они, деньги, но все уходило на зарплаты, электроэнергию, в банк. А потом мы приходили с женой в магазин и пытались выбрать между рисом и макаронами, потому что на другое денег не хватало. Было ужасно тяжело. Думал о том, что сейчас мог бы спокойно сидеть в офисе. 




–  И у тебя не возникло мысли, что нужно снова вернуться и работать на начальника?

–  Не возникло. Я понимал, что нужно что-то делать с лапшичной. Я стараюсь всегда категорично относиться к себе и во всех неудачах виню самого себя. В итоге, я начал продавать пиво, как раз к Чемпионату Мира, и продажи пошли. Добавил еще закуски. А потом еще и бургеры. 


 –  Бизнес начал приносить деньги. Почему вместо того, чтобы поставить управляющего и начать сильнее развиваться, ты продал лапшичную? Не было ли опасений, что не получится сделать старт-ап, который будет приносить много денег? 

–  Опасения были, но я считаю, что в жизни нужно стремиться к тому, чего ты хочешь. Человек должен делать то, что хочет, должен добиваться. А на сожаления не стоит тратить время. 


–  Ты говорил, что хотел открыть пивоварню. Расскажи об этом. 

–  Да, я действительно хотел открыть пивоварню, тоже все изучил, всю технологию. Потом предложил, как и в первый раз, открыть пополам с инвестором (жизнь меня ничему не научила). Мы договорились, и потом я понял, что не смогу заниматься одновременно и пивоварней, и воком, поэтому решил продавать лапшичную. И когда я уже начал подходить к концу продажи, инвестор сказал, что у него какие-то проблемы, и он не может вкладываться. Поэтому с пивоварней не срослось. А потом я ушел в деньги и понял, что нужно заниматься чем-то другим. 


–  Решил, что пока ты деньги не проел, нужно скорее что-то придумать? 

–  Да, но из этой суммы я брал на отдых в Дубае. Еще до продажи «ВОКАМ» я записывался на курсы пивовара в Чехии, отучился, а после решил варить пиво по контракту. 


 –  А как ты решил варить кофе? У тебя же был кофе навынос «Bike Coffee».

–  Сначала я смотрел помещение бывшего суши-бара «Квадрат», чтобы открыть там ресторан, но речь шла об огромных деньгах для открытия, которых у меня, конечно, не было. Зато на месте гардероба внизу я увидел неплохое место для кофе навынос. У меня была кофемашина еще в воке, я ее подробно изучал. Построил бизнес-план на том, что буду закупать качественное зерно, но цены на напитки будут невысокими. Но потока людей не оказалось, как-то не пошло, да и кофе мне стал неинтересен. Закрылись.


–  Сейчас у тебя «Магазин пивной культуры». Тоже открыл с инвесторами?

–  Да, нас трое. 


–  А с конкурентами как общаетесь? 

–  Я, вообще, к конкуренции очень хорошо отношусь, поэтому с ребятами мы общаемся. Потому что если нет конкуренции, то становится неинтересно. Да и от конкуренции выигрывает потребитель. 


–  Много ли ты употребляешь своего собственного продукта?

–  Нет. Я нормально отношусь к пиву, но в пределах разумного. Сам я не пью крепкий алкоголь вообще. Все должно быть в меру. 


–  Что будешь делать дальше?

–  Пивоварня и пицца. Хочу как-то так. 


–  Что посоветуешь предпринимателям именно в нашем городе?

–  Здесь нет права на ошибку, поэтому делать нужно качественно. Важна репутация бизнеса. Все нужно делать на совесть. 


–  Какие сложности при открытии бизнеса в Краснознаменске?

–  Сложностей нет, либо же я их не вижу. 


Денис, спасибо тебе за интервью, получилось очень интересно. Удачи тебе и твоему бизнесу!

Дополнительные фото
Сюжет: Интервью / Podcasts всего новостей в сюжете 38


Опубликовано: 20.03.2019 14:42
Просмотров: 1970

Комментарии

Написать комментарий...
Похожие новости