Семья, построившая Краснознаменск

05.04.2011 17:37 "Новости Краснознаменска"    Добавил: Andrey


Молодой и красивый город  Краснознаменск,  с развитой инфраструктурой, современным ландшафтом…
Сейчас сложно представить, что еще относительно недавно эта земля была заболоченной местностью.
А по непроходимым  лесам бродили лоси, кабаны, зайцы да лисы…
Именно такой и предстала она перед «первопроходцами».

И они, шаг за шагом создавая  населенный пункт,  в  сложнейших условиях своим трудом  писали историю  нашего города.

В числе тех, кто впервые вступил на эту землю, были супруги Марченковы. Эдуард Фомич и Нина Никитична по праву считаются почетными жителями города.
И неудивительно. Они были в числе тех немногих, кому довелось не только видеть первозданную красоту, но и принять непосредственное участие в ее преобразовании. И результат, как видим, налицо.

Изначально статья задумывалась об истории возникновения города.
Очень хотел Эдуард Фомич рассказать о том, как кирпичик за кирпичиком, бревнышко за бревнышком возникал Краснознаменск.
Но не успел… Его не стало. И сейчас, вспоминая нашу встречу с супругами Марченковыми, сожалею, что этот материал не вышел еще при его жизни. К счастью, при нашей встрече ветеран города успел многое рассказать, и теперь, насколько это возможно, постараюсь передать услышанное своими словами. Огорчало его лишь одно: в различных печатных изданиях, отображающих историю Краснознаменска, много неточностей и фактических ошибок.

Родился Эдуард Фомич в семье рабочего.
Отец был железнодорожником, мать – ткачихой. Во время голода в 33-м года глава семьи погиб.
А через год умерла и бабушка. Уход за дедом, который был тяжело болен, лег на плечи маленького Эдуарда.
Кроме медикаментозного лечения, продовольственного обеспечения, в его обязанности входило приглядывать за поросенком, коровой, выводком, утками и прочей домашней живностью.
Не забывал мальчик и о школе. А когда пришла война, окончил только пять классов…
В августе ежедневные бомбежки фашистов стали постоянными.
А в начале сентября неприятель высадил десант. Пулеметы и минометы не прекращали обстрелы.
Детей в машине повезли в пионерский лагерь под Вязьму, но его уже к тому моменту не существовало.
Мать вместе с другими работала, не покладая рук.
– Мы с сестренкой на попутных машинах вернулись в Ярцево. Город весь горел в буквальном смысле.
Бомбежки шли непрерывно, – вспоминал Эдуард Фомич. – Мать и родных мы не нашли.
Прятались от обстрелов по обочинам дорог.
Потом был город Кирсанов Тамбовской области. А 6 октября оказались уже в Канадее.
Люди различных профессий теперь стали простыми рабочими. Копали траншеи, возводили фундаменты, стены.
За три месяца установили станки и агрегаты.
Так был создан завод № 14 1-го строительства ГУШДОРа НКВД СССР, который стал выпускать продукцию для фронта…
И он, тринадцатилетним мальчишкой был отправлен в цех № 1, где такие же как он, в жутких условиях, грязные, голодные – с упорством осваивали сразу три профессии: водителя, слесаря и тракториста.
В течение двенадцатичасового дня лишь двухразовое питание.
В 1943 году Эдуард Фомич уже свободно работал на всех видах отечественных автомашин и тракторов.
Летом 44-го он вернулся на родину, в город Ярцево. Имея на руках уже два документа – профсоюзный и комсомольский билеты, сразу же пошел работать на Ярцевскую прядильно-ткацкую фабрику.
Начал бригадиром, затем механиком автотранспортного парка.
В это же время успевал обучаться в вечерней школе, где окончил 7 классов.
В городе не осталось ни одного дома. Деревянные сгорели, а от кирпичных остались только части стен.
Началось восстановление кирпичных казарм, больницы, магазинов. Городу требовалось большое количество строительных материалов, топлива. Не хватало людей, особенно специалистов. Этим он и стал заниматься.
В декабре 1948 года Марченков становится курсантом Челябинского высшего авиационного Краснознаменного училища штурманов и специалистов связи, и по его окончании направлен в Москву, в 44 ОПС при штабе дальней авиации, который дислоцировался на станции Кусково.
Молодой офицер назначается помощником командира взвода 44 ОПС 21989 и начальником радиостанции РАТ.
В августе 50-го года по решению командования и комсомольской организации Эдуард Фомич сопровождал работу государственной комиссии.
Это был период самого разгара холодной войны. Дальняя авиация имела три воздушных армии, плюс стратегические дивизии.
А что могут самолеты без связи? Необходимо было создать центр, способный управлять экипажами в любой точке земного шара…
Поэтому принимается решение построить мощный центр, который будет называться центральный узел связи, входящий в состав дальней авиации.
Комиссия начала работать в конце августа 50-го года.
– В моем распоряжении были водители, электромеханики, шоферы, телеграфисты…
В общем, люди – которые должны обеспечивать связь.
Нам было выделено три точки. Первая – станция Голицыно, находившаяся между прудом и окружной дорогой.
(Сейчас это место занимает военный госпиталь ФСБ). Вторая – Жаворонки.
(Теперь здесь расположился лорд Чубайс).

Комиссия приняла решение: самое удачное местоположение – третья точка – Кунцевский район, село Сидоровское.
Выбор был сделан при тщательном изучении и проверке состояния эфира шумов и электропомех. С восточной части начинался заболоченный участок леса. Несколько месяцев спустя, сюда была направлена небольшая группа солдат во главе с лейтенантом Толмачевым.
Перед ними стояла задача – принять и разгрузить финские домики.
Но они по ошибке попали не по месту назначения, а на Украину, где тоже есть станция Голицыно.
Поэтому вся команда, в которой был и старожил Краснознаменска Александр Михайлович Сергеев, была отправлена обратно в полк, располагавшийся в Перово.

До апреля 51-го здесь никто не жил.
Первой прибыла 1-я рота радиобатальона и расположилась палаточным лагерем.
В это же время в Голицыно появилась хорошо механизированная, с опытным инженерно-техническим составом строительная часть, которая занималась только секретными объектами.
Основной же задачей военнослужащих было осушение территории и дороги.

Нашлись пропавшие финские домики.
Основная работа по подготовке площадок, рытью фундамента и сборке легла на помощника командира взвода
Михаила Герасимовича Фисан, которую он с честью выполнил.
– Нам, офицерам, приходилось нелегко, – вспоминает Эдуард Фомич.

Столовая отсутствовала, питание, соответственно, было сами понимаете какое…
С семи утра до девяти вечера на бутербродах, а на ночь, что называется, праздник желудка.
В то время, как остальное солдаты и сверхсрочники находились на котловом довольствии.
Кроме того, нам выдавались хромовые ботинки(в авиации сапоги не положены), которые от заболоченности грунта приходили в состояние мокрых носок.

– Особый вопрос –подключение электроэнергии.
Мы не могли «запитаться» от сидоровской сети.
К пруду подходила ЛЭП 6,3 киловольта и стоял трансформатор сотка.
Но все это еле-еле тянуло Сидоровку.
Сечение провода не позволяло дать больше мощности.
Поэтому первой задачей было под каждую опору, начиная от Голицыно, заканчивая Сидоровским прудом, подвести – пасонки – железобетонные столбы.
Заменили провод на больший диаметр, узел управления и проложили кабель от конечной опоры до будущего городка.
Хорошо помогали специалисты Мосэнерго.

Весь год личный состав в свободное время от дежурства занимался осушением и прокладкой дороги.
Вокруг копались траншеи, так как бревна лежали в трясине, завозился песок.
В это же время была пробурена скважина с ручным насосом, где была очень вкусная вода.
Началось строительство основной водонасосной станции.
Находилась она между красным домом в Старом городке и детской поликлиникой.
Строители приступили к разбивке дорог и возведению фундамента под будущие здания.
Шла колоссальная работа. Рылись кюветы, поднималось полотно дороги…

Продолжалась реконструкция ЛЭП и связи. Вести какие-либо работы было проблематично:
вокруг одни болота.
В это же время последовало бурное строительство котельной, жилого дома и клуба.
Административного здания, солдатских казарм, складов.

А в июле 1951-го года родилась семья Марченковых.
Самой первой женщиной, ступившей на эту землю и была супруга Эдуарда Фомича – Нина Никитична, с которой они познакомились на сцене, когда девушка – солистка полка исполняла русские народные песни.
Это была любовь всей жизни.
В 52-м году в подчинении Марченкова появились три офицера.
В это время шло резкое обновление техники в армии. Увеличилась и нагрузка.
Помимо того, что он отвечал за развитие хозяйства будущего центра, в его обязанностях появилось наблюдение за развитием очистных, котельной, бань, насосных станций.

Занимались осушением, оказанием помощи строителям в возведении объектов.
Во второй половине прибыли финские домики.
Основная нагрузка – а это копание, легла на помощника командира первого взвода – Михаила ГерасимовичаФисан.
В них заселили личный состав батальона – солдат, которые нужны были для обеспечения дальнейшего строительства и ввода приемного центра.
Все остальные продолжали жить в Кусково.

В апреле Эдуард Фомич перешел на постоянную службу в Голицыно-2.
Поэтому, чтобы быть ближе к службе, Марченковы сняли квартиру на станции Перхушково, в 150-ти метрах от станции.
А 6 сентября 1952 года в их семье наступил праздник: родилась дочь Валентина.
Супруги были несказанно рады появлению чада.
Так как условий никаких не было для воспитания и ухода за ребенком, Нина Никитична на время уехала к родственникам в Ярцево. Вернувшись, она пошла работать. Тогда декретный отпуск не позволял долгого перерыва в рабочем стаже.
Марченковы заняли комнатку в одном из крайних домиков. Уже было три семьи.

Появилась первая торговая точка.
Сначала торговля началась в финском домике.
И Марченкова Нина Никитична стала первым продавцом Краснознаменска.
– До открытия этой палатки –(от Внуковского аэропорта) мы пользовались тем, что наши женщины покупали в маленьких магазинчиках Голицыно, или Кобяково, куда ходили пешком.
Но кроме крабов – а их там были миллиарды, остальное можно было купить только в день привоза.
Да и основные продукты приобретать было дорого.
Нина Никитична стала ездить во Внуково, закупать товар.

В это же время два домика соединили в один. И получился временный радиоузел связи, который возглавилВасилий Родионович Колесников.
В 57-м году в эксплуатацию были введены жилой дом, клуб, столовая, баня и еще ряд объектов.
Марченкова назначили на должность начальника электросилового отделения.
Он сдал экстерном полный курс училища и получил диплом радиотехника-командира взвода радиосвязи.
Окончил 10 классов железнодорожной средней школы. А позже в их семье снова прибавление–
родился сын Александр.

В 1960–1970 годах Радиоцентр работает уже в полную силу.
Очень хорошо развит спорт, появился свой стадион, спортивный городок.
Люди не только много работают, но и хорошо отдыхают. Летом семьи вывозятся на Москва-реку.
А зимой ежемесячно женщинам организовывают поездки в Дом Советской Армии на «Боевую подругу».
В квартирах отопление уже от котельной, в ванной вода нагревается от титана, в кухне дровяная плита.
Марченков Эдуард Фомич уволился в запас с должности помощника начальника радиоцентра – на­­­чальника АХО.

Много лет прошло с тех пор. Город рос, развивался.
Согласитесь, мало кто, проходя по его улицам, задумывается о том, что же на этом самом месте было прежде.
Мы живем своей жизнью, наблюдая лишь то, что происходит с нами здесь и сейчас.
Но за каждым населенным пунктом, будь то город или деревня, стоит целая эпоха.
Эпоха людских судеб, порой, нелегких, страданий и радостей и, безусловно, невероятного человеческого труда…
И знаете, если вы, проходя мимо какого-нибудь парка или дома вдруг на минутку задумаетесь и о тех, кто стоял у его истоков, значит, все было не напрасно.

В январе Эдуарда Фомича не стало.
Хотя сейчас Нина Никитична не осталась одна.
Ее поддерживают дети, постоянно проведывают многочисленные друзья.
Но все-таки, не покидает чувство, что она, как и прежде, оберегает своего любимого супруга, его память и все, что было с ним связано. Как поступала всегда…


Екатерина Кречетова
Фото из архива
семьи Марченковых





Просмотров: всего 5548