Луноходу - 40 лет

12.06.2010 15:35 РГРК «Голос России»    Добавил: Константин


Сорок лет назад поверхности Луны коснулся первый советский луноход.
Как советские ученые и испытатели готовились к этому событию? Какие преграды им пришлось преодолеть?
Гость программы "Космическая среда"
- Вячеслав Георгиевич Довгань, заслуженный испытатель космической техники, водитель луноходов, генерал-майор.

Ведущая - Мария Кулаковская.




Освоение Луны было не менее важным, чем первый полет человека в космос.
Еще в 1960 году проектный отдел конструкторского бюро ОКБ-1 под руководством Михаила Тихонравова определил основные параметры будущего "лунного трактора". Ходовую часть лунохода стали разрабатывать в ленинградском институте "Трансмаш", где в годы Великой Отечественной создавали танки и самоходные артиллерийские установки. Затем разработки передали в подмосковное ОКБ имени Лавочкина. Многое делалось впервые.


Вспоминает руководитель КБ-6 НПО имени Лавочкина Самуил Крупкин: "Исследование Луны луноходом - это много шагов вперед. Мы научились решать много задач. Помимо того, что мы их проектировали, мы их отрабатывали на станции, на полигоне, мы их стыковали с ракетой, участвовали в отправлении, в самом процессе. Это было настолько близко. Это был свой ребенок, дитя. Родителей много, а это - дитя".


Инженерам и конструкторам предстояло решить немало вопросов. Что станет с машиной на Луне, где сила тяжести в шесть раз меньше Земной? Как поведут себя отдельные детали и механизмы в условиях вакуума? Наконец, по какой поверхности предстоит передвигаться? После нескольких лет испытаний, в ноябре 1970, луноход приступил к работе в районе Моря Дождей.  Это был триумф советской космонавтики, машиностроения, науки.


Вспоминает заместитель генерального конструктора КБ имени Лавочкина Александр Моишеев: "На мой взгляд, в непилотируемой части программы мы не уступили американцам. Первый луноход, доставка лунного грунта на Землю. И ученый мир, не пиарщики, не политики, говорит, что автоматы сделали для науки практически то же, что и люди". 


Продолжает Руслан Кузьмин, главный научный сотрудник Института геохимии и аналитической химии имени Вернадского: "Основным научным заказчиком была Академия наук. Программа шла последовательно и эффективно. Основные результаты луноходов анализировались. Первый луноход двигался почти год и фактически, поскольку это была равнинная местность, однообразность, научные задачи уже были выполнены".


"Луноход-1" проехал более 10 километров, передал на Землю уникальные панорамы Луны. Были получены данные о физическом и химическом составе лунного грунта. Уголковый лазерный отражатель, установленный на первом луноходе, позволил с точностью до метра установить расстояние от Земли до Луны.


Говорит Александр Базилевский, заведующий лабораторией сравнительной планетологии Института геохимии и аналитической химии имени Вернадского: "Мы с вами на Земле. Мы знаем геологию Земли сегодня. А то, что было на Земле 4 миллиарда лет назад? Таких горных пород на Земле практически не осталось, в одном месте, может быть, в Гренландии, едва-едва. А в это время происходило зарождение жизни. Какие были условия? А на Луне эти четырехмиллиардные породы лежат на поверхности. А Луна рядом с Землей. Изучая Луну, мы уже много чего узнали. Недаром американский космонавт, геолог Джек Шмидт нашел удачные слова. Он сказал, что Луна - это запыленное окно в прошлое Земли".


Луна - не только прошлое, но и будущее Земли. Сегодня в НПО имени Лавочкина готовится новая лунная программа. В 2012 году к Луне отправится новый луноход - это будет совместный проект Роскосмоса и Индийской организации космических исследований.


Новости

Проект космического интернета был представлен президентской комиссии по модернизации на заседании рабочей группы "Космос и телекоммуникации". В ближайшем будущем Роскосмос собирается создать глобальную информационную среду в наземном, воздушном и космическом пространстве. Радиоканал нового поколения будет использовать для передачи информации электромагнитное поле. При этой технологии интернет сможет появиться даже там, куда оптоволокно никогда не придет.


Говорит депутат Государственной думы Российской Федерации Геннадий Райков: "Сегодня XXI век. К этому президент призывает. Без космических систем, без систем связи, которую обеспечит или низкоорбитальная станция типа "Гонец", или высокоорбитальная - типа ГЛОНАССа, мы не сможем. Поэтому мы и работаем над этим направлениями. Если мы будем стоять на месте, за нас это сделают другие, потом мы будем покупать проекты за бешеные деньги, и все равно их надо внедрять. Мы в общем мире живем".


Адаптация интернет-технологий к космическим условиям и создание нового канала связи между спутниками позволит решать задачи министерства обороны и МЧС, развивать спутниковую связь и навигацию. Еще один плюс проекта - отсутствие ограничения частотного ресурса. За счет большой пропускной способности может быть получен радиоканал, который позволит обеспечить высокую скорость передачи данных.


***


Восьмого июня 1985 года советские космонавты Владимир Джанибеков и Виктор Савиных совершили настоящий подвиг на орбите. Впервые в мире корабль "Союз" успешно состыковался с неработающим объектом на орбите. Космонавтам буквально за считанные дни удалось реанимировать "умершую" станцию "Салют-7".


Вспоминает участник экспедиции, лётчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза Виктор Савиных: "Салют-7" терял высоту и не отвечал на запросы из ЦУПа. Двое землян посреди безграничного космоса. Температура - минус 7 градусов по Цельсию. Система водоснабжения замерзла. Солнечные батареи не дают энергопитания".


После перезагрузки аккумуляторных батарей возникла новая проблема: ледниковый период сменился всемирным потопом. Талая вода грозила электронике коротким замыканием. Как выяснилась позже, ошибка маленького датчика стала роковой: станция потеряла связь с Землей. Спасли "Салют-7" два отважных профессионала. Сегодня, спустя 25 лет, Виктор Савиных и Владимир Джанибеков о своих победах вспоминают с иронией. Говорят, что многие их действия могли бы стать сценарием для космического сериала. Только шутить надо по-доброму, чтобы новое поколение не забывало о настоящих героях российского космоса.


Интервью


Кулаковская: В эфире программа "Космическая среда". Здравствуйте. Мы поговорим с вами об исследованиях Луны. Сорок лет назад ее поверхности коснулся первый советский луноход. Это было величайшим событием того времени, настоящим достижением отечественной космонавтики, науки и конструкторской мысли.


У нас в гостях человек, принимавший в освоении Луны непосредственное участие. В нашей студии - заслуженный испытатель космической техники, кандидат военных наук, профессор, член Центрального совета Союза ветеранов космических войск, водитель луноходов, генерал-майор Вячеслав Довгань. Вячеслав Георгиевич, здравствуйте!


Довгань: Добрый день.


Кулаковская: Вячеслав Георгиевич, очень интересно узнать, как управляется луноход, и как осуществлялся набор в экипажи? Я знаю, что комиссию вы проходили такую же, как и космонавты. Но было отличие. Если в космонавты тогда брали только летчиков, то в вашу команду, напротив, набирали военных, которые не имели никакого опыта управления транспортными средствами, вплоть до мопедов. "Чтобы не переучивать", - говорил конструктор Олег Ивановский.


Довгань: Да, так оно и было. Но тогда это называлось дистанционное управление транспортным средством. И тогда еще луноход так не называли, и не знали, что такое Луноход. В 1968 году на все научно-измерительные пункты, которые были на нашей территории, начиная от Евпатории и кончая Камчаткой, прибыла телефонограмма, которая обязывала командование отобрать добровольцев, которые пожелали бы продолжить свою деятельность в развитии исследований космического пространства.


Кулаковская: И желание было у большинства, наверно.


Довгань: Да, это набор в космонавты. Конечно, с каждым из нас побеседовали отдельно. С нашего симферопольского научно-измерительного пункта было отобрано восемь добровольцев. И мы ехали в одном поезде, в одном купе почти. Но никто из них не говорил о том, куда он едет. Едем в командировку. А потом все встречаемся в Институте медико-биологических проблем. И там уже мы все поняли. Все прошли медицинскую комиссию. Потом прошли мандатную комиссию. Мы даже не знаем точное количество всех добровольцев, которые были там. Это все было очень секретно, завуалировано. Потом, когда произошел отбор, нас осталось 17 человек.


Нас представили командованию Центра командно-измерительного пункта в Москве. Нас принял заместитель начальника Центра генерал Павел Артемьевич Агаджанов и, вы его уже упоминали, Олег Генрихович Ивановский, он был заместителем Георгия Николаевича Бабакина по лунной тематике. Он нам как раз и объяснил, чем мы должны заниматься. Оказалось, это дистанционное управление транспортным средством. Опять о луноходе речи не было. Семь человек изъявили желание быть непосредственно водителями этого транспортного средства, среди которых был и я.


Нас направили в НИИ "Трансмаш", где уже было готово шасси лунохода, на полигоне уже проводили испытания по дистанционному управлению, но с ручного пульта. Затем мы прибыли уже в Центр дальней космической связи под Симферополь. Мы опять туда вернулись, но мы уже знали, кто мы такие. Все остальные не знали.


Кулаковская: Вячеслав Георгиевич, а вы умели управлять до этого машиной?


Довгань: Мы все военнослужащие, офицеры, закончили училище и академию. Конечно, мы управляли всеми транспортными средствами, вплоть до тягачей. Мы еще и артиллеристы были до этого. Но мы не имели навыков вождения легковых автомобилей, потому что мы их не имели. У нас сразу образовалась команда. Были водители, были штурманы, операторы остронаправленной антенны. На луноходе есть приемные передающие антенны, но передающая антенна - самая главная, она должна быть остронаправленной, должна все время смотреть в сторону пункта управления луноходом, то есть на Землю и, более того, на Симферополь, на Центр дальней космической связи. Этой антенной нужно было управлять.


Вот вам, пожалуйста, водитель, штурман, оператор остронаправленной антенны. И, конечно, бортинженер, который принимал всю телеметрическую информацию,  хотя, частично, она была на наших стрелочных приборах. Но они следили и по другим параметрам. Шестнадцать стоек на два канала - 32 канала. Они изучали, какие телеметрические параметры могли выйти за пределы, и докладывали. А раз четыре человека - это уже команда. Значит, расчет. Значит, командир.


Пять человек получилось в каждом экипаже. Потому что сделали два расчета, которые менялись через каждые два часа работы. Мы сидели в лифчиках с датчиками, и медики за нами следили, очень здорово следили. Мы этого не замечали, конечно. Наша смена заканчивается спустя около двух часов. Перерыв, смена. Но мы, правда, садились рядом, чтобы в любой момент можно было снова войти в работу.


Кулаковская: Вячеслав Георгиевич, почему Лунодром - испытательный полигон  для луноходов - был построен именно под Симферополем? Насколько я знаю, там же располагался и Центр дальней космической связи?


Довгань: Именно в Центре дальней космической связи и сделали Лунодром. Это, практически, футбольное поле.


Кулаковская: А почему именно там?


Довгань: Потому что мы там тренировались.


Кулаковская: Или там рельеф был похож на лунный?


Довгань: Нет. Его сделали военные строители. Но и мы в этом принимали участие. Убрали грунт, сделали ровную горизонтальную площадку, а затем привезли евпаторийский ракушечник и сделали горки. Камни привезли различные. Все это было сделано под руководством академика Виноградова - поверхность, приближенную к лунной поверхности. Посыпали песком и даже покрасили в серо-черный цвет. Конечно, и Солнце под Симферополем было очень хорошее, и тени. А на Луне же тень и свет, больше ничего нет.


Кулаковская: Там лунные сутки, по-моему, две недели.


Довгань: Четырнадцать с половиной суток - день, и четырнадцать с половиной суток - ночь. Лунные сутки - это 29 земных дней и ночей.


Кулаковская: То есть, вы жили лунными сутками?


Довгань: Да. Мы работали по Луноходу 14,5 суток, а потом уезжали по своим домашним местам. Приезжая в Москву, мы жили кто в Щелково, кто - в Галицино, это Краснознаменск сейчас. И сразу в наряд ходили, потому что за нас 14,5 суток другие офицеры ходили в наряд. Потом мы возвращались и то же самое отрабатывали. Так что с семьями мы виделись очень мало.


Кулаковская: А сколько длилась эта программа?


Довгань: Первая программа длилась 11 месяцев. Первый старт у нас был 19 февраля 1969 года. И мы бы исполнили слова песни "Мой Вася будет первым на Луне", но не получилось. Ракета-носитель "Протон-К" взорвалась на 53 секунде. И первый луноход погиб прямо на Байконуре. Следующий старт был "Лунохода-1". Машина уже другая по номеру. Семнадцатого ноября мы начали работу, и закончили ее четвертого октября 1971 года, в день запуска первого искусственного спутника Земли. А затем обработка и написание отчета, два больших тома.


Кулаковская: Вячеслав Георгиевич, у вас были карты лунной поверхности или вы двигались вслепую?


Довгань: Мы карт, конечно, не имели. Были искусственные спутники Луны, и наши, и американские. Но мы тогда не делились. Американцы нам не давали, и мы им ничего не давали.


Кулаковская: Конечно, проблемы были закрытыми.


Довгань: Тем более, мы же военные. Тогда мы не могли даже сказать о том, кто управляет луноходом. Ведь, если возьмете первое сообщение ТАСС: "Благодаря своим шасси Луноход передвигается".


Кулаковская: О том, что управление ведется с Земли, не говорили.


Довгань: Вот тогда и появились разговоры, что в луноходе сидит человек из КГБ и управляет луноходом. Но это шутка, конечно. А потом уже, 20 ноября, в газете "Правда" корреспондент Вадим Смирнов, уже с разрешения, рассказал о том, что луноходами управляют люди в ярко-синих костюмах со значком СССР, которые, кстати, я закупил в Симферополе и одел на членов экипажа и группу управления. В печати мы были сотрудниками каких-то НИИ. Я был водитель Слава. Был водитель Гена. Командир - Игорь Леонидович.


Кулаковская: Фамилию вашу не называли?


Довгань: Нигде не называли.


Кулаковская: Вячеслав Георгиевич, как вы привыкали к необычным телеизображениям? Наверно, это нельзя назвать телевидением. На передачу одного кадра уходило от трех до 20 секунд, плюс задержка сигнала с Луны.


Довгань: Телевидения тогда у нас не было. Двадцать пять кадров - в секунду. Нам передавали фотографию на экран с помощью видеоконтрольного устройства на пульте управления. Это было черно-белое изображение, и оно "стояло" от 10 до 20 секунд. А луноход-то движется. Вот в чем дело. Следующий кадр приходит, а он совершенно другой. Потом оказалось, что это не сложно для нас, потому что привыкли, в основном, с помощью тренировок.


Сначала Институт медико-биологических проблем, сотрудники НИИ "Трансмаш" и НПО Лавочкина. Они выставляли вешки на Лунодроме, а мы, принимая сигнал по телевидению, докладывали, какое расстояние от Лунохода до вешки. Конечно, сначала ошибались, а потом все пошло нормально. Потом определяли, сколько - до кратера, сколько - до того камня. Потом "рвали" маршрут, по которому должны были пройти. Но тут пошла задержка, пошли другие кадры. Поэтому мы работали в так называемом старт-стопном режиме. Проехали секунд 20, и машина сама останавливается. Ждем картинку, начинаем изучать, или, как мы говорим, оценивать обстановку. Докладываем вслух. Все члены экипажа и командир слышат. Слушают и все сотрудники, принимавшие участие в тренировке.


Кроме того, у каждого была таблица, в которой написано, что оператор такой-то, время такое-то, Солнце оттуда, программа такая-то. Допустим, вешка стоит на расстоянии пяти метров. Водитель определяет 5,1 или 4,5. И тут же ставится плюс или минус, а потом разбор полетов.


Кулаковская: Вячеслав Георгиевич, это правда, что вы подарили женщинам-коллегам восьмерку на поверхности Луны в честь праздника?


Довгань: Решили преподнести сюрприз. Рассчитали со штурманами, как это сделать. Некоторые даже сказали, что эту восьмерку в телескоп можно увидеть. Это делалось очень просто, не так как мы описывали в некоторых средствах массовой информации. Она делалась элементарно просто. Луноход разворачивался на 360 градусов, потом отъезжал и еще раз разворачивался. Те панорамы, которые получают сейчас, подтверждают, что там есть восьмерка, и даже на лепесточках таких, на веточках.


Кулаковская: Как мимоза.


Довгань: Потому что отъезжали. Это можно просмотреть в Интернете. Конечно, когда мы раздали маленькие сувениры всем своим женщинам- сотрудницам, история про "восьмерку" произвела шок. А начальство побрюзжало-побрюзжало, а потом попросило и для своих жен. Мы и сделали.


Кулаковская: Повторили?


Довгань: Да.


Кулаковская: Скажите, а сейчас наш луноход выполняет какие-то задания с Земли? Или это просто памятник советской лунной программы?


Довгань: Уже как памятник выполняет свою программу.


Кулаковская: Это понятно, это бесспорно.


Довгань: Таких памятников, кстати, на Луне десять. Это стало известно, когда была конференция, посвященная юбилейной дате сотрудничества с космическим агентством Франции. Французский отражатель стоял и на "Луноходе-1", и на "Луноходе-2". Но когда лунная программа закончилась в 1974 году, то создалось такое впечатление, что забросили все это дело. Но, оказывается, работа продолжалась именно по уголковому отражателю.


Мы один и второй луноход, когда уходили в ночь, развернули и оставили для подзарядки до следующего утра, лунного дня. Открывалась панель солнечной батареи, и лучи подзаряжали аккумуляторы. Уголковый отражатель работает только ночью. Посылался лазерный импульс, и обсерватория во Франции, на Пике Победы, и наша Крымская обсерватория, принимали оттуда сигнал. Первый сигнал был принят 5 декабря, второй - 7 декабря 1970 года с "Лунохода-1".


Недавно было сообщение о том, что "Луноход-1" потеряли. Даже всякие версии были. Почему потеряли? Потому что уголковый отражатель теперь не отражает. Это может быть. Ведь отражатель - это, собственно говоря, стекло. Оно могло покрыться пылью, как покрылась наша панель солнечной батареи на "Луноходе-2", что не дало  возможности подзарядки буферной аккумуляторной батареи. И сразу  паника - его утащили инопланетяне. А теперь снова принимают сигналы. Раз сигнал принимается, значит, он там есть. А почему это произошло? Может быть, не тот импульс послали.


"Луноход-2" тоже нашли. Причем нашли с американского орбитального спутника-разведчика, который был запущен в прошлом году, в июне. Кстати на Луне находится и наш прибор по определению воды. Спутник сфотографировал как места посадки "Апполонов", так и наших "Луны-17", и наши "Луноход-1" и "Луноход-2". Их интересует только вопрос о том, почему у "Лунохода-1" светлое пятно на фотографии, а у "Лунохода-2" - черное. Но они забыли о том, что на "Луноходе-2" мы не закрыли панель солнечной батареи. Это был день, когда мы уходили. Поэтому он стоит с открытой панелью солнечной батареи, но тоже смотрит на восток.


Французы сделали около 40 сеансов. Я тогда еще выступил и предложил нашим ученым восстановить все это. Это же тоже наше детище. Ну, поговорили, поговорили. Сигналы пошли.


Кулаковская: Что самое интересное было в вашей работе?


Довгань: Все было интересно. Самое главное, что это было поручено мне и моим друзьям. Это был звездный час для всех нас.

 





Просмотров: всего 25549